May 6th, 2003

Zeleny

Гастон Леру

Я была ошеломлена и вне себя от бешенства. Протянув руку к маске, я попыталась сорвать ее, чтобы увидеть лицо Голоса. Однако он мягко схватил меня за запястье, толкнул в кресло и продолжил: "Вы вне опасности, если не станете трогать мою маску". Затем встал передо мной на колени, больше ничего не говоря. Его покорность придала мне смелости. Свет, ясно освещавший предметы вокруг меня, вернул мне осознание реальности происходящего. Мое путешествие, каким бы из ряда вон выходящим оно ни казалось, протекало во вполне ощутимом земном мире. Ко всему, что я видела, я могла прикоснуться: к обоям на стенах, мебели, подсвечникам, вазам и даже цветам - я могла даже предполагать, откуда те взялись в этаких позолоченных корзинах и сколько стоили. Все эти предметы обстановки неизбежно ограничивали мое воображение пределами гостиной как обычного помещения, которое, хотя бы, находилось в подвалах Оперы. Я решила, что, вероятно, имею дело с чудаком-чужестранцем, который жил в подвалах так же, как другие, из-за нужды, с молчаливого согласия администрации нашел себе постоянное убежище в чертогах этой современной Вавилонской башни, где люди интриговали, пели на всех языках и любили друг друга.
"Призрак оперы" (1910) Собств. пер.