December 12th, 2008

Zeleny

Несбывшееся человечество

Своеобразный характер циклов произведений ведущих фантастов середины-конца XX века долго не оставлял меня в покое. Причина кроется в исчерпывающем подходе авторов к иллюстрации ближайшего будущего человечества в рамках выбранной концепции. Последняя более всего напоминает опытные исторические реконструкции, из-за чего все три цикла и породили массу исследований и статей.
Для подобающего анализа лично мне подошли три наиболее изученных мной серии Станислава Лема, Аркадия и Бориса Стругацких и Сергея Павлова. Каждый из трех циклов блистательно реализован и пронизан духом миротворчества, а значит, вполне годится для дотошного рассмотрения не только на предмет состоятельности и степени вероятности описанного в них вектора развития человеческой истории.
Рассказы о пилоте Пирксе, вся "Тахмасибиада" и трилогия "Лунной радуги" с сопутствующими рассказами объединены не только восточно-европейским происхождением авторов, но и ярким гуманистическим мотивом покорения космоса. Свойственное литературе Возрождения качество в годы первых побед человека над земным тяготением возродилось из руин в очередной раз, хотя и не сумело закрепиться на достигнутом уровне.
Если за ренессансом последовала эпоха упоительного могущества человека и его побед над природой при помощи пара и электричества, то загнанные в резервацию сказок фантастические робинзонады оказались явлением узкосоциальным. Засбоивший прогресс космических исследований и духовная нищета постындустриального потребительского общества воспрепятствовали выведению устойчивого штамма нового гуманизма. Было бы нелепо сваливать всю вину на социопатический интернет и многоликую виртуальность, якобы обманувшие лучшие чаяния людей мира.
Мир сам оказался не готов опять расширять границы. И на примере упомянутых выдающихся произведений это видно наиболее отчетливо.
Collapse )