April 2nd, 2010

Zeleny

Шевелемышь



Обнаружил еще один показательный случай языкового гомогенезиса на нашей планете.
На моей памяти многие, еще в детстве познакомившись с английским словом bat, умилялись дотошности, с которой английский язык готов плодить огромное количество лексем для обозначения всевозможных предметов и понятий.

Доводилось даже слышать профанские рассуждения о конкретном примере как выдающемся и эффективном, потому как именно в данном случае умножение слов явно пошло на пользу речи, не смешало очевидно разных животных в одну пеструю кучу.

Вы будете смеяться, но этот пример демонстрирует как раз обратное. То, что мы сегодня употребляем в английском языке, подразумевая летучую мышь, выросло из примитивной "хлопалки-леталки", которую привезли в Англию викинги:

старошведская natbakka - ночной flapper
стародатская nathbakkæ - тоже ночной flapper
старонорвежская leðrblaka - здесь первый компонент "кожа" (англ. leather)

Буква t появилась позднее от смешения с латинским словом blatta "мотылек, ночная бабочка".

А вот родное староанглийское слово для этого животного было hreremus, то есть тоже мышь, только дополненная глаголом hreran "шевелить, двигать, трясти".

От последнего мало осталось в современном языке: rare в значении "недоготовленный, непрожаренный" да еще, пожалуй, заимствованная на континенте родня в лице uproar, вторая часть которого не имеет никакого отношения к реву, а уходит в корнями в то же самое шевеление (нем. Aufruhr, голл. oproer).