Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

hammer it

Раздача интервью

Рыся подогнала хорошие вопросы, держаться нету сил)
Твоя профессиональная мечта - кого хотелось бы перевести?
Наверное, "Нейроманта" Гибсона, потому что его даже читать сложно при всей вкусности.
Хотя мечта такая сбылась, когда я "Тронные игры" в стол накатал от руки, пока валялся с переломом позвоночника. Было это давно. Это был как раз тот самый момент, когда я окончательно въехал во фразу из "Хромой судьбы":
А-а-а, это же я из Киплинга переводил, "Сталки и компания". Тысяча девятьсот пятьдесят третий год. Камчатка. [...] Да, помучился я, помнится, с этим переводом, но школа для меня получилась отменная, нет лучше школы для переводчика, нежели талантливое произведение, описывающее совершенно незнакомый мир, конкретно локализованный в пространстве и времени...
Много детей - это...
Тотальный дефицит времени. В пионерлагере, когда вожатым работал, надо было везде и со всеми успевать всё. И чемпионат по футболу межлагерный, и на речку, и карнавал у всех, кроме конкретной Маши с ее разбитым сердцем, и стенгазета, и Ленина памятник кто-то известкой измазал... Дайте еще сутки, пожалуйста)
Ты бы уехал жить за границу? Куда именно?
Да, вполне. Вопрос в преференциях. В глуши Моравии, например. Просто надо стать другим человеком. И не просто стать, а захотеть быть. Но обязательно Старый свет. Не торкает меня в колониях.
Чего ты не переносишь в людях?
Лицемерие и особенно ханжество, как частное проявление первого. Нелюбознательность, то есть хроническое и самодовольное невежество.
Если б появилась возможность воплотить самую безумную идею - что бы это было?
Свалить из захолустной Солнечной системы. Глушь ведь.
Ты бы хотел слетать в космос? Почему?
Потому что см. выше. Я вообще очень расстроен тем, что летные училища не переквалифицировались, и нельзя пойти Пирксом в навигаторы. Человечество больше взлюбило лягушатник. Пузиком по песочку. А орлы мух не ловят.

NB. Я хорошо понимаю, что взял чужие вопросы. Но они были хорошие) И есть еще комментарии.
  • Current Music
    Cesária Évora - Miss perfumado
  • Tags
    ,
paladins

Замочная скважина прогресса

За тридцать два года мы проделали огромный путь вот от этого:

до этого:

От экспансивной меркурианки, выговаривающей полузнакомому космодесантнику всю накопившуюся боль от утраты любимого человека, погибшего в системе Сатурна.
До социопатического художника, обложившегося продукцией Apple и софтом наподобие Bryce, перемежающего работу по рисованию всякой ерунды для прессы и NASA с закачиванием с торрентов всякой многосерийной шелухи.

Между изображениями до отвращения много общего. И то, и другое нарисовано, вот только с разным состоянием души.

Тридцать два года, за которые человечество научилось сопереживать тюленям в Гудзоновом заливе посредством кликов мышью и "плюсадинов". За три десятка лет замочная скважина, в которую люди подглядывают за миром, превратилась в удобную и презентабельную. С уймой возможностей, которые ежегодно наперебой стремятся расширить многочисленные IT-компании.

Что-то там пожирает водород и ацетилен на Титане? Ах!

В Юпитере что-то красиво сгорело? Ах!



Как здорово, что технический прогресс предоставил нам сверхчуткую оптику для подглядывания за лесбиянками в кондоминиуме напротив!
А может, хватит уже? Сколько можно лепить термоядерные хлопушки для устрашения друг друга и переводить природные ресурсы в виллы и яхты? Все-таки то, что вмазалось в Юпитер, несколько тысяч километров в поперечнике насчитывало. Если такая плюха к нам прилетит, ни одного роллс-ройса на планете не останется, можете не сомневаться.
Да и не в плюхах дело. Более половины экономики планеты - перекупка, моркетинг, консультинг, логистика и прочая хрень. Настоящего производства - минимум. Вулкан в Исландии единственным извержением ставит раком все воздушное сообщение и напоминает энергетикам - одним из немногих, кто что-то реально производит, - как ничтожны все их потуги на протяжении целого десятка лет.
Zeleny

Несбывшееся человечество

Своеобразный характер циклов произведений ведущих фантастов середины-конца XX века долго не оставлял меня в покое. Причина кроется в исчерпывающем подходе авторов к иллюстрации ближайшего будущего человечества в рамках выбранной концепции. Последняя более всего напоминает опытные исторические реконструкции, из-за чего все три цикла и породили массу исследований и статей.
Для подобающего анализа лично мне подошли три наиболее изученных мной серии Станислава Лема, Аркадия и Бориса Стругацких и Сергея Павлова. Каждый из трех циклов блистательно реализован и пронизан духом миротворчества, а значит, вполне годится для дотошного рассмотрения не только на предмет состоятельности и степени вероятности описанного в них вектора развития человеческой истории.
Рассказы о пилоте Пирксе, вся "Тахмасибиада" и трилогия "Лунной радуги" с сопутствующими рассказами объединены не только восточно-европейским происхождением авторов, но и ярким гуманистическим мотивом покорения космоса. Свойственное литературе Возрождения качество в годы первых побед человека над земным тяготением возродилось из руин в очередной раз, хотя и не сумело закрепиться на достигнутом уровне.
Если за ренессансом последовала эпоха упоительного могущества человека и его побед над природой при помощи пара и электричества, то загнанные в резервацию сказок фантастические робинзонады оказались явлением узкосоциальным. Засбоивший прогресс космических исследований и духовная нищета постындустриального потребительского общества воспрепятствовали выведению устойчивого штамма нового гуманизма. Было бы нелепо сваливать всю вину на социопатический интернет и многоликую виртуальность, якобы обманувшие лучшие чаяния людей мира.
Мир сам оказался не готов опять расширять границы. И на примере упомянутых выдающихся произведений это видно наиболее отчетливо.
Collapse )
Zeleny

Childhood's End

Я помню двенадцать номеров "Техники - молодежи" за 1980 год. Я их с трудом собрал, так как было это уже спустя пять лет после их выхода. Некоторые обложки номеров помню до сих пор, особенно девятый, приуроченный к годовщине Куликовской битвы, и еще один, с картой олимпийских объектов и новостроек Москвы.
Я собирал эти журналы, чтобы прочесть гениальный роман "Фонтаны рая". Именно тогда я познакомился с размашистым гением Артура Кларка, с его неистощимыми идеями. Я всегда радовался, что до воплощения некоторых из них великому писателю-фантасту даже удалось дожить.
"Фонтаны рая" сразили меня наотмашь. Там была Лестница богов, покорившая мое воображение нечеловеческим размахом и наивными туристами, пренебрегавшими фуникулером при спуске с горы. Будто пять километров пути по ступеням вниз одолеть проще, чем истым верующим подняться той же дорогой к храму.
Идея орбитального лифта стала для меня настоящим откровением, кощунственным и гениальным одновременно. Мне претил относительный уют такого неромантического средства доставки пассажиров и грузов на орбиту. Как всякий ребенок я идеализировал полеты, что атмосферные, что космические. Но лифт меня крепко зацепил - показал, насколько нетривиальным может быть путь решения актуальной задачи.
Много еще чего там было, достаточно вспомнить пресловутые геостационарные спутники связи, о неполученном патенте на которые позднее сетовал сам писатель, или тот же медицинский монитор, считывающий данные о состоянии здоровья носителя и в реальном времени передающий их в диагностический центр. Кого этим теперь удивишь? То ли дело в 70-80-х годах...
В общем, я полюбил книги Кларка сразу и безоговорочно. Он был истинным фантастом, прямым продолжателем дела великих пророков английской фантастической литературы - Герберта Уэллса и Джона Уиндема.
Настоящим коньком писателя был Контакт, он был певцом Контакта. Благодаря Кларку я понял, что такое долгожданное событие для человечества может оказаться мимолетной случайностью, и могучий ковчег "Рама" пренебрежительно пролетит Солнечную систему, заложив в ней маневр для дополнительного разгона.
А в рассказе "До Эдема" земляне привезенными бактериями уничтожают собственное уникальное открытие - внеземную жизнь на Венере...
Я уже и не говорю о "Космической одиссее", возродившей в умах людей надежду отыскать все-таки живые организмы в пределах Солнечной системы, а именно - на покрытых льдом спутниках Юпитера.
Однако не одними гипотезами и прозрениями отличались миры Артура Кларка. Фантасту был присущ недюжинный талант художника, прирожденного ценителя жизни, ни на секунду не забывавшего о человеческом в человеке, и поэтому Кларк без всякой опаски и тени пошлости описывает секс на борту космолета "Андрей Сахаров".
Кларк поселился на Цейлоне, на острове, в который фантаст влюбился чуть ли не с первого взгляда и даже живописал в своем романе "Фонтаны рая", переместив его немного южнее, на самый экватор, во имя воплощения идеи орбитального лифта.
Там же, на острове моего любимого чая, Артур Кларк умер. Ушел прекрасный писатель и автор гениального романа "Конец детства". Кларк относился к тем немногочисленным фантастам англо-американской школы, которых печатали в СССР. Они формировали мои литературные вкусы, и вклад Артура Кларка в мои представления о хорошей SF переоценить невозможно. Канула безвозвратно важная частичка меня.
Да, теперь действительно похоже на конец детства.
Zeleny

Дырка для лунной оси

"За полтораста-двести километров от полюса полыхал отраженным солнечным светом кратер Тихо - белое пятно с выброшенными во все стороны лучевидными полосами; изумительная правильность этих полос поражала не одно поколение земных астрономов, а потом, когда загадка была решена, стала предметом студенческих шуток. Какому же первокурснику не внушали, что "белая шайба Тихо" - это и есть "дырка для лунной оси", а лучевидные полосы - это попросту слишком толсто нарисованные меридианы!"

Станислав Лем. "Условный рефлекс"

Collapse )