Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

hammer it

Футбольно-лингвистическое

Поддержу давнюю традицию разбора фамилий немецких футболистов. Традиция эта пошла еще с тех пор, как пришлось разубедить публику в том, что Швайнштайгер никакого отношения к лазанию по свиньям не имеет, а берет свое начало от хлева (Steig).

В этом составе, хотя немцев там становится все меньше, есть один примечательный защитник из "Баварии" Хольгер Бадштубер. У него фамилия Парилкин)
hammer it

Лезвие травы

Почему травинка называется blade of grass? Нет, не из-за схожести с клинком, все наоборот.



Сначала это слово было листиком, и только в XIV веке приклеилось к мечам, инструментам, рабочие части которых напоминают листья, к лопаткам (shoulder blades).

Древнеанглийское blæd означало именно лист (общее немецкое das Blatt), только вот обозначало именно лист травы, растения, а leaf четко относился к деревьям и впоследствии к страницам.

В старонорвежском все именно так: blað - для растений, lauf - для деревьев.

Само происхождение blade - от родственных ему bloom и flower, восходящих разными путями к одному и тому же индоевропейскому предку, породившему и вспухание, и цветение.
hammer it

Оруженосец


Batman в английском языке появился не в 1939 году, а гораздо раньше комиксов про летучего Робин Гуда - в середине XVIII века. Так в британской армии сократили bat-horse man.
У армейских офицеров бэтменами называли ординарцев, на попечении которых находилась вьючная лошадь, bat-horse. Первая часть этого слова не имеет никакого отношения к летучим мышам, зато означает вьючное седло (фр. bât).
Исполняли эти бэтмены любые поручения, совмещая обязанности денщиков, вестовых и телохранителей в бою. Нередко бэтмены уходили с военной службы вместе со своим господином, переходя в разряд личной прислуги на гражданке.
drake

сиськи-письки

У русских, значит, всегда была мечта о сиськи-письки, а немцы им давали простой баттер-бред?

Новая колонка Максима Кантора "Цецки-пецки" неистово прекрасна и очаровательна. Мгновенно припомнились собственные многочисленные случаи затыков в межнациональных беседах с немцами, англичанами и американцами. Действительно, к примеру, реакция на факт о том, что слово "немец" однокоренное с "немым" в русском языке, адекватной не бывает. Равно как и восхищенные признания американского студента в любви к Достоевскому, к этому петербургскому дарк-хоррору XIX века.



Такие смешные признания всегда соседствуют с изумлениями поведением и поступками русских. Еще хуже, когда недоумения не выказывается, зато после расспросов выясняется, что истолковано все превратно. И особенно руки опускаются всякий раз, когда натыкаешься на непреодолимое препятствие в виде вопросов: а кто такой Бёлль, а что такое Тевтонский орден, а почему я должен разбираться в ядерной физике?

Напоследок остается лишь проиллюстрировать сэндвич его происхождением из титула заядлого игрока графа Монтэгю. Sandwicæ - это "песчаная гавань", как ни крути.
Zeleny

Шевелемышь



Обнаружил еще один показательный случай языкового гомогенезиса на нашей планете.
На моей памяти многие, еще в детстве познакомившись с английским словом bat, умилялись дотошности, с которой английский язык готов плодить огромное количество лексем для обозначения всевозможных предметов и понятий.

Доводилось даже слышать профанские рассуждения о конкретном примере как выдающемся и эффективном, потому как именно в данном случае умножение слов явно пошло на пользу речи, не смешало очевидно разных животных в одну пеструю кучу.

Вы будете смеяться, но этот пример демонстрирует как раз обратное. То, что мы сегодня употребляем в английском языке, подразумевая летучую мышь, выросло из примитивной "хлопалки-леталки", которую привезли в Англию викинги:

старошведская natbakka - ночной flapper
стародатская nathbakkæ - тоже ночной flapper
старонорвежская leðrblaka - здесь первый компонент "кожа" (англ. leather)

Буква t появилась позднее от смешения с латинским словом blatta "мотылек, ночная бабочка".

А вот родное староанглийское слово для этого животного было hreremus, то есть тоже мышь, только дополненная глаголом hreran "шевелить, двигать, трясти".

От последнего мало осталось в современном языке: rare в значении "недоготовленный, непрожаренный" да еще, пожалуй, заимствованная на континенте родня в лице uproar, вторая часть которого не имеет никакого отношения к реву, а уходит в корнями в то же самое шевеление (нем. Aufruhr, голл. oproer).
Zeleny

вопросы модальности

За короткое время два разговора на схожие темы побудили записать.

Сходство английских антонимов friend и fiend совсем не случайно.
Оба слова представляют собой отглагольные существительные, образованные вполне распространенным германским суффиксом от двух крайне древних глаголов. Причем они явно тоже были модальными, судя по их ущербности (отсутствию ряда словоформ в парадигме, cf. must).
Feogan - "ненавидеть" > feond "враг".
Freogan - "любить, привечать" > freond "друг".
Оба глагола вышли из употребления, хотя кажутся сверхважными. На их месте образовались немодальные глаголы для выражения все тех же состояний. Кстати, эрозия модальности из "любви" и "ненависти" - довольно интересная культурная подвижка :-)
Рискну даже предпололжить, что другие именитые родственники глаголов - fee и free. Второе искони несет в себе оттенок свободы, первое, наоборот, - собственности.
Отсюда главные вопросы: определить бы функцию присутствия/отсутствия -r- в этих явно родственных, хоть и антагонистических словах. Инфикс (прим. аффикс внутри корня слова) ли это? И что он означал, хоть примерно?